k_larabell (k_larabell) wrote,
k_larabell
k_larabell

Красивая шизофрения... или Неоконченная история

 " Я хочу свободы, я хочу греха"...
   (из фильма "Один гигантский скачок")


Эта история произошла  совсем недавно на берегу Азовского моря -  в Казантипском заливе.  По событиям, которые происходили там в это время ,она очень похожа на сказку.

Поэтому и написана она в форме своеобразной сказки. Все персонажи в ней – вполне реальные люди, как и реальны все описанные события. Но по известным причинам они, разумеется, названы вымышленными именами, которые, впрочем, подобраны таким образом, чтобы хотя бы поверхностно отражали их характерные черты. Более всего, конечно, сказка эта интересна всем участникам событий, поэтому она и посвящается именно им. Но, возможно, она будет интересна и другим тоже и даст некоторый материал для развлечения, а может быть, и для каких-то размышлений по поводу…   


Итак, трое друзей отправились отдыхать к морю. Назовем их Вольный Ветер, Грустная Озорница и Неисправимая Мечтательница. Решили они поехать на Азовское море, потому что там в это время отдыхала их знакомая – Растерянная Разумница со своей 10-летней дочерью Взрослым Ребенком, очень самодостаточной девочкой.

    Добрались до места. Место было прекрасным – теплое, зеленовато-голубое море, песчаный пляж, тут же прямо на берегу чудесный Крымский лес, воздух, напоенный нагретым хвойным  ароматом  сосны и туи…

    Поставили палатку в лесу неподалеку от стоянки Разумницы и решили жить одним маленьким лагерем с общим костром. Все предвещало безоблачную идиллию на берегу моря, отдых, релакс…  Так все и началось – солнечные ванны и купание в ласковом море нагишом (благо народу , в небольшом отдалении друг от друга  растворившегося в складках местности, на берегу было мало); задушевные разговоры у костра под ночным звездным шатром под шелест волн, целующих песок…

    Но изначально в этой истории был один закрученный плотной спиралью сюжет… И вот его небольшая предыстория.

    Дело в том, что Вольный Ветер был не свободен. Его женой уже много лет была Грустная Озорница. Когда-то она как воздушный шарик в синем небе была подхвачена Вольным Ветром, летала и кружилась под его порывами, следуя послушно за его взбалмошностью, но потом неизбежно устала, запуталась ниточкой за сложившиеся обстоятельства, которые пришли в ее жизнь – за родившихся детей, за заботу об их здоровом и правильном взращивании. Захотелось стабильности, устойчивости. А чтобы остаться рядом с Вольным Ветром нужно было его удерживать  рядом. Но как удержать Ветер? Это не удается никому. Рано или поздно Ветер вырывался из клетки, метался по свету, гонимый своей внутренней неуемной свободой… Что было делать? Приходилось расставаться надолго. И они привыкли к этому. Озорница, которая раньше была веселой и немного даже хулиганистой постепенно все больше становилась грустной…

    Однажды в дом Вольного Ветра, который к тому времени жил один вдали от своей семьи пришла Неисправимая Мечтательница, повсюду нося с собой свой бесхитростный багаж – Личную Драму. Она устала от своей ноши и очень хотела от нее избавиться. Вольный Ветер посочувствовал немного и обрадовался новой возможности полетать с кем-то вдвоем… Неисправимая Мечтательница, всегда догадывалась о том, что в ней самой было много ветра – не зря ее в детстве часто называли ветреной. Она сразу распознала тот Дух Внутренней Свободы, который был в них обоих. Но она была очень земная и не умела летать. Но Боже, как хотела!

      И она осталась учиться летать у Вольного Ветра. А чтобы он не сильно быстро летал и она, пухленькая, могла за ним угнаться, придумывала свои маленькие хитрости – утяжеляла его вкусными пирожками, разглаживала его непослушные взлохмаченные вихры, нежно щекотала за ушком, рассказывая разные сказки, вдыхала его свежесть полной грудью, чтобы наполнится ветром… Ветру все это, конечно же, нравилось, но он боялся расслабиться и потерять бдительность – он не мог ни на мгновение отказаться от своей свободы и … всегда помнил о своей несвободе, проявлявшейся в виде верности своей семье и Грустной Озорнице… А Мечтательница очень хотела научиться летать и была согласна на все ограничения и несвободу Ветра, лишь бы оставаться с ним как можно дольше… И незаметно и очень сильно привязалась к нему.

    У всего земного есть начало и конец. Конец наступил в виде приезда Грустной Озорницы. Всем стало понятно, что с этой историей нужно что-то делать. Но Неисправимой Мечтательнице казалось, что Грустная Озорница снова решила затащить Вольного Ветра в клетку, потому что Озорница еще и сама не научилась свободно парить рядом со своим единственным избранником. И мало того – не хотела.

    Мечтательнице, как и Вольному Ветру, было невыносимо грустно, оттого, что она пока тоже так и не научилась летать, а только делает все новые и новые попытки и кажется, что вот – еще немного и… А еще ей казалось из какого-то противного чувства вины, что Грустная Озорница вот- вот общиплет ей только начинающие отрастать перышки – от озорства ли невинного, или от справедливого гнева собственницы… Это напрягало ее и делало бдительно- агрессивно настроенной.

    У Грустной Озорницы были очень серьезные планы и перспективы и готовый Проект Структуры, который, по ее представлениям, должен был построить для нее Вольный Ветер, чтобы она могла наполнить ее, то бишь, структуру своим собственным содержанием. Но она и сама чувствовала и очень боялась, что у нее ничего не получится с этой затеей.

     Вольный Ветер тоже был в растерянности, он боялся раздвоения и потери своей дражайшей свободы, поэтому как всегда доверился потоку и открытости ситуации. Кроме того, он еще так и не научил Мечтательницу летать. А это была его Миссия – учить летать всех желающих. Он был прекрасным инструктором, но так еще никого ничему не научил. А тут такой случай – его ученица почти уже на взлете… Жаль бросать… Поэтому он прятался за часто произносимое им волшебное заклинание: «Все зависит только от вас»…

А они обе должны были мучительно догадываться, что же это значит и почему от него самого ничего не зависит.

    Все стало, как и было, очень неопределенным. Пока что все сходились в ощущении, что они все втроем пока для чего-то нужны друг другу. Они так и решили - побыть втроем.

    Конечно, предисловие получилось несколько пространным, но это все, что можно коротко пояснить, чтобы вообще была понятна ситуация, о которой идет речь в нашей истории.

    Вернемся на берег моря. И продолжим с появления нового персонажа –  Непризнанного Гения, мужа Растерянной Разумницы и отца Взрослого Ребенка.  Непризнанный Гений был обижен по определению оттого, что был не признан и поэтому обладал характером узурпатора с уклоном в самодержавие и утверждал в своей семье и немного в кругу знакомых  стиль вымещения скрытой обиды от своей непризнанности и неспособности (о да, конечно же, по вине не понимающих его простых смертных!) воплотить свои гениальнейшие и разнообразнейшие идеи, которые он постоянно, как фокусник из рукава,  феерично раскидывал перед всеми готовыми и не готовыми его послушать… При этом все чаще всего чувствовали себя как в одном абстрактном анекдоте.  Про корову в проруби.

     Сидит рыбак со  своей собакой на льду у проруби. Вдруг высовывается коровья голова: « Слышь, мужик! Как проплыть в Амстердам?» - и снова исчезает в проруби. Остолбеневший рыбак  смотрит на собаку, а та говорит: «Я и сама охренела!..»

     Конечно, бедной Разумнице было отчего быть Растерянной… Поэтому когда ситуация ее доставала, она могла превратиться в Робкого Бормотыка, пытающегося этой самой ситуацией овладеть, собраться как-то хоть немного из состояния манной каши на тарелочке. И все время что-то тихонько робко бормотала сама для себя, вслепую тыкаясь в свою складывающуюся по разному  каждый раз ситуацию, слегка ошарашивая всех присутствующих, напрасно в это время напрягающих свой слух, чтобы понять, кому предназначено это бормотание и что с этим  вообще можно сделать…

   В тот вечер Непризнанный Гений появился перед ничего не подозревающим собранием с эффектом фокусника всего в белом, сбросившего перед своим появлением  на публику мешок с дерьмом… Эффект тот же – один в один. Он пришел с мешком разной еды и пятью бутылками крымских вин – отмечать свой развод с Растерянной Разумницей.

   А перед этим, накануне вечером, добрейшая Грустная Озорница отпустила своего Вольного Ветра прогуляться  до местного магазинчика километрах в трех от стоянки за вином и сигаретами и милостиво позволила по щедрости своей души Неисправимой Мечтательнице пойти с ним. Пусть немного еще полетают на прощание!... Ну, и они полетали… чуть-чуть! – выпили совместно на двоих бутылку портвейна «Алушта».

А потом заблудились на берегу в темноте, пройдя мимо своей стоянки на километр.

Добрая, милая  Озорница, как мама, отыскала их на темном берегу с помощью мигающего телефонного фонарика. И даже не убила… Нет, и даже не ругала, в общем.  Да и не за что  было вроде…

     Всех с появлением Непризнанного Гения с его данайскими дарами охватило Нечто. У всех разное. Разумница привычно оцепенела, Озорница ляпнула что-то невежливое, за что тут же отхватила, а Мечтательницу, перепившую накануне, при виде такого количества вина сразу  резко затошнило.

     Компания тут же образовала тайную каолицию против Гения, решив в пьянке участвовать формально, дабы избежать скандала, на который всех развел бы Непризнанный.  Погрустневшая еще больше Озорница решила вообще пойти спать, Мечтательница, прихвоставшаяся с ней, решила взять на себя роль дежурной по ситуации, пообещала Озорнице быть осознанной и держать все под контролем. Вольный Ветер, приказавший всем пить для видимости, « в рукав», тут же стал пить с Гением совершенно как не договаривались… Разумница с Мечтательницей, поняв друг друга почти без слов, незаметно собрали излишек бутылок с вином со стола и припрятали их в надежное место. Но потом все же пришлось их по одной возвращать, кроме последней – самой вкусной, которая очень кстати пришлась на следующий день.

      Быстро повеселев, Ветер сообразил, что в компании недостает Озорницы, велел ее разбудить и привести к столу. Пришла покорная Озорница, превратившаяся тут же в Зайчишку-трусишку и села рядом с мужем, заранее показывая своим видом, что она настроена на участь маленькой пушистой беленькой боксерской грушечки  и сжалась в комочек со скорбным выражением лица.

     Гений правил балом. Он объявил собрание Тайной Вечерей и назначил всем роли.

Озорница стала Марией-Иоанной,  Мечтательница – Марфой, Разумница - Марией-Магдалиной, она же Иудой Искариотом. Вольный Ветер и сам Гений были оба назначены Озирисом-Сетом, но при этом Озирисом (Творцом) был Гений, а роль Сета (Разрушителя) досталась Ветру.

    И действо началось… Это было каким-то временным безумием, красивой шизофренией, почти сказкой. Сначала несли какой-то прекрасный бред; Гений-Озирис был добр и умиротворен, вещал истины и пел песни на русском, английском и французском языках; сидели под звездами на берегу моря… Сет разрушал, как умел – нагло перед носом Гения пытался соблазнить его жену, Разумницу. Озорница с видом блаженства ребенка, получившего конфету в виде сладких комплиментов от Великого Гения, доверчиво клонила головку ему на плечо, чувствуя в нем единственном на тот момент, опору своему горю-ревности и противостояние безумству своего разбушевавшегося не на шутку Сета-Ветра. Отставив в покое не поддавшуюся Разумницу, Ветер вдруг с силой повалил на песок сидевшую рядом Мечтательницу и стал целовать ее в губы. У Мечтательницы, привыкшей быть в потоке с Ветром, звездное небо кружилось над головой от выпитого вина и сладкого поцелуя знакомых губ… Когда через мгновенье она открыла глаза, то увидела прямо над собой в небе глаза Грустной Озорницы. Глаза были как у ребенка, обманутого родителями…

     В таких вот ситуациях Мечтательница превращалась в Слона-в-Посудной-Лавке и отчаянно начинала крушить все вокруг себя, испытывая ужас от производимых ею же самой действий. Вспыхнув от голубого огня глаз Озорницы и нарастающего чувства вины, переходящего в яростный протест против Несвободы, которая надвигалась как огромная туча, она принялась защищаться, бросая в Озорницу пригоршни слов горькой правды… Озирис- Гений  развел их на брэк. А потом сказал туманную фразу, что теперь вот последняя звезда в ручке ковша Большой Медведицы смотрит в нужном направлении.

И Неисправимая Мечтательница поняла в нетрезвой своей головушке и вечно опьяненном эйфорией сердце, что, слава Богу, Мир отныне будет спасен. Аллилуйя!

     Она купалась в ночном море и в собственных иллюзиях …

     Вечер как-то завершился.

     А потом заболело море. Сначала возле берега прямо руками можно было поймать сонных, но живых рыбок. На следующий день рыбки уже плавали в воде вверх брюшками, их становилось все больше и больше. Мечтательница немного испугалась. У нее промелькнуло предположение, что с морем стало что-то не так. А они все купались и продолжают купаться в этом море. И даже ели уху, приготовленную из собранных полусонных рыб. А что, если и они чем-то заболеют?.. Робко поделилась она своими догадками с друзьями, но они отмахнулись от ее опасений, и понемногу она сама успокоилась. Подумала, что двух смертей не бывать, а  с одной-единственной не поспоришь…

    И был еще один очень странный момент. В один из тех двух-трех дней, когда умирала рыба, над морем к вечеру сначала случилась на закате огненная феерия из облаков, местами похожих на ангелов с золотым оперением крыльев. Потом вскоре после захода солнца над морем образовалась странная туча, похожая на столб, основанием  начинавшийся прямо в море, и завершался лежащей на нем, как шляпа гриба, тучей в виде дирижабля или, может, летающей тарелки. И самое удивительное – посередине этого столба беззвучно и очень мощно происходили разряды молний, исходившие прямо из тучи-тарелки. Совершенно беззвучно!  Молния, казалось, била прямо в море. Зрелище было таким зачаровывающим, что Неисправимая Мечтательница так и не сбегала за фотоаппаратом. А жаль…

     Тогда Мечтательнице показалось, что кто-то лечит море, очищая его озоном. А потом она плавала в море и приговаривала: «Морюшко, милое, прости нас, прости. Мы что-то делаем не так, прости нас, пожалуйста, не болей…» Плакала, жалела море и, наверное, немножко и себя. Тогда же она и поняла, что начинает потихоньку излечиваться от своей мучительной привязанности к Вольному Ветру. Наступил какой-то перелом, она чувствовала это.

     В общем, в эти дни постоянно что-то происходило, одно событие плавно и неизбежно, а главное – совершенно непредсказуемо перетекало в другое, разворачивая всю ситуацию в целом новыми и новыми ракурсами и все было очень взаимосвязано и как-то…волшебно.

     Неисправимой Мечтательнице показалось, что Грустная Озорница и Растерянная Разумница очень сильно изменились за эти несколько дней, Наверное, сильно изменилась и она сама. Загорела, похудела и что-то новое открыла в себе. Приобрела ощущение нарастающей легкости…

    А потом Озорница с присущей ей королевской щедростью стала дарить Мечтательнице подарки. Сначала она подарила им с Ветром ночь втроем. Конечно, может быть, это было с ее стороны попыткой устроить им обоим электрошок от ощутимого даже на расстоянии напряжения их собственного притяжения  друг к другу, в поле которого она сама  поневоле была втянута… Но вышло, как всегда совсем не то, что ожидалось. Зато Мечтательнице стало  намного легче. Она вдруг раз и навсегда, впервые и очень запоздало пережив подобный опыт, поняла, что ей совсем не это нужно. Не то, что бы противно, нет, даже как-то естественно, что ли… И ничего особенного.

     Но не то. Она поняла, что любит только мужчин и только в паре – он и она. Так задумано Богом, наверное… Зато у нее после пережитого появилось к Озорнице чувство огромной благодарности – она оценила подарок всей своей романтичной душой. Мало того, Озорница для нее вдруг перестала быть соперницей. Скорее – сестрой. Они стали намного ближе после этого. Хотя , впрочем, были еще небольшие всплески на солнце их отношений - как остаточные явления в виде реакций на мелкие « непонятки».

     Что это было для Ветра – осталось загадкой для обеих, хотя каждая интерпретировала по-своему. Но это знал только Бог и  сам Ветер и то, возможно, не до конца…

    Еще одним подарком Озорницы было чье-то стихотворение, которое она как-то вскоре прочла Мечтательнице –

   

     Полюби меня всерьез –

     Не до боли, не до слез,

     Не до страсти роковой,

     Не до ревности слепой.

     Полюби до пониманья,

     До великого Молчанья.

     Полюби…

    После этого в душе Мечтательницы наступило затишье и в тишине сердца стали рождаться какие-то строчки:  «Ищите женщину, ищите,  найдите ту, что вам созвучна, скрижалью Бога вам поручена та, что придет из Ниоткуда по сонастроенным волнам…» или: « Оставив земные битвы, пройдя по лезвию бритвы, оставив свое, человечье, легко соскользну я в Вечность…» и еще что-то подобное…

   

   И вот, наконец, последняя ночь. В эту ночь на море разыгрался шторм. Море шумело очень сильно, разбудив посреди ночи Мечтательницу. Она лежала тихонько в палатке, слушая шум ветра и моря. И вдруг вспомнила, что в эту ночь Вольный Ветер поставил себе маленькую палатку на берегу у воды. Она подумала, что там, возле моря стихия ревет и бушует еще громче, чем в лесу. И может быть, он тоже не может заснуть сейчас от одиночества, поссорившись в очередной раз по какой-то причине со своей женой, которая спит сейчас, мирно посапывая, рядом с ней в соседнем отсеке их палатки… Вот если бы Мечтательница была на ее месте, то она бы уж обязательно пошла, вопреки всему, сейчас ночью к нему и была рядом с тем, кого любит… И, как обычно, повинуясь импульсу в душе, как если бы поток ветра подхватил и понес ее, она постаралась как можно бесшумнее выскользнуть из палатки, решив, что просто немного посидит рядом с маленькой палаткой на берегу ревущего моря. А может, полежит рядом на песке. И, повинуясь зову души, а, может, просто бабьей глупости и прихоти, пошла на берег.

Посидела. Потом решила только немножечко посмотреть. Проникла в палатку и тихонько легла рядом. Ветер проснулся. Понял ли он, кто из них двоих пришел к нему? Она молчала. Ничего не спрашивая, в тишине, он пригласил ее в свой спальник… Она скользнула в него неуклюже, с замирающим от нежности сердцем.  Он стал просто ее братом. Она – Марфа, сестра Иисуса. Ее чувства к нему чисты и невинны. А сердце исполнено сестринской Любви… Немного полежав рядом, она почувствовала, что он начинает засыпать. И, не желая снова разбудить его своим уходом, она, наконец, спросила шепотом: «Тебе не страшно одному?» - «Нет, не страшно.» - «И не было страшно?» - удивилась она. «Нет» - смеющимся голосом ответил он. Тогда она чмокнула его в щеку и выбралась из палатки.

      На полянке леса горел костер, раздуваемый порывами ветра. Мечтательница решила посмотреть, есть ли там возле кто-нибудь или это ветер норовит устроить в лесу пожар. Она подошла поближе и увидела, что совсем рядом с костром сидит Непризнанный Гений, скрючившийся на корточках и спит, наверное. Или просто впал в привычное забытье… При виде этой скрюченной мужской фигуры ее сердце заныло от невыразимой жалости. Послав из сердечной чакры той же самой сестринской любви этому очень больному и несчастному человеку, она тихонько пошла к своей палатке. Он был реально болен очень сильной язвой желудка, ничего из пищи не удерживалось уже в нем. И он не мог нормально спать. Но постоянно куда-то уходил, возвращаясь всегда неожиданно, принося какую-нибудь еду, что-то очень своеобразное готовил, ел сам, угощал всех, но другие немного брезговали его едой. Да и, признаться, Мечтательница тоже. Дура…

      В это время с моря стал дуть очень теплый, почти горячий ветер. «У моря температура», - бредово подумалось ей. – «Значит, это кризис, после которого наступит переломный момент и море выздоровеет…». Когда она, шурша «молнией», входила в свой отсек, из другого встречным движением с шуршанием вышла Озорница. И пошла на берег моря…

      Мечтательница лежала, глупо улыбаясь. Она решила, что Озорница сейчас останется с Ветром до утра. И правильно! Так и должно быть! Ей стало спокойно на душе, будто восстанавливается какая-то изначальная справедливость.

      Но неожиданно Озорница вернулась, что-то взяла и опять ушла. «Взяла свой спальник», - рассудила опять по-своему Мечтательница. Но Озорница опять вернулась… Она не осталась с ним. А собиралась ли?..

     … А потом они обе не спали почти до утра. Разговаривали, выясняя СИТУАЦИЮ.

Сначала долго-долго говорила Озорница. Мечтательница сидела и просто слушала, не в силах что-либо объяснять и оправдываться. Да и не хотела. Опять случилось то, что случилось… Ну кто же мог предположить, что так получится?

      Озорница говорила о сочувствии к другому человеку, о понимании, о доверии… О том, что они с Ветром заигрались, как дети… ЗАИГРАЛИСЬ.  Все ее слова казались очень правильными . Но почему-то это было похоже на тот же самый какой-то виртуальный шкаф, только поставленный вверх ножками. А, может, - наоборот?.. И было как-то очень глупо и безнадежно, как в разговоре глухого со слепым… Потом Озорница сказала фразу о том, что она приглашает их обоих в СВОЙ МИР. А Мечтательница вдруг возьми и ляпни неожиданно даже для себя самой, что, спасибо большое, но она бы в этом мире просто сдохла бы от тоски ровно через десять минут… или полчаса. И подумала, что в ЕЕ МИРЕ Озорница тоже, пожалуй, бы продержалась не дольше…

      «О, Боже мой, какие же мы разные!..»

     

     Под утро Мечтательница крепко заснула и проспала уборку мертвой рыбы, которую шторм выбросил на берег. Уборкой занимались Ветер, Разумница и Озорница, которая так и не легла спать.

     Море тоже посвежело и очистилось.

     В нем снова стайками резвились живые рыбки.

     А Мечтательница, проснувшись и увидев, что в лагере никого нет, кроме Взрослого Ребенка, объяснившей ей, где все остальные, сходила на берег, но не увидела там никого.

Вернулась и стала просто наводить порядок возле костра и на столике, где все было брошено еще с вечера как попало.

     В ней произошли окончательные перемены. Она поняла, что в ее сердце наконец-то воцарился порядок. Было легко, светло и радостно. Она стала свободной. И хотела домой.

Вдруг стало совершенно понятно, что она открыта любым ветрам. И летать научится обязательно. По-любому. В ее сердце выросла огромная Благодарность Жизни, похожая на большое облако в синем небе. Благодарность всем, кто был с ней рядом эти дни.  Вольному Ветру… за происшедшие с ней перемены.

    Она плескалась в посвежевшем море, радуясь, что морюшко выздоровело и немножечко поревела, добавив совсем чуточку соли в морскую водичку. Плакалось как-то светло, от расширения, от недостаточности объема…

   

    Вольный Ветер как-то спонтанно вдруг  придумал путешествовать по побережью дальше вместе с Озорницей и Разумницей, а Взрослого Ребенка отпустить вместе с Мечтательницей, раз уж она твердо решила уехать. Разумница, по своему обыкновению, согласилась не сразу на такой серьезный шаг, снова долго взвешивала и обдумывала перед принятием решения, а Озорнице просто ничего другого не оставалось делать. Она боялась, как всегда чего-то –  Вольного Ветра, слабого здоровья, самой себя.

   Но покорно согласилась.
  

    А Мечтательница, НЕИСПРАВИМАЯ  Мечтательница, забрав с собой Взрослого Ребенка и лишние для предстоящего марш-броска вещи друзей, отправилась, наконец-то, домой, увозя с собой в душе рождающуюся сказку о днях, проведенных на берегу чудесного залива, волшебного места… Места Силы.

     Она знала, что Вольный Ветер теперь будет учить летать свою Грустную Озорницу и Растерянную Разумницу. И дай им Бог не разбиться о камни… Храни их, Господи! И дай им силы! А еще –  научи  любить до Великого Молчанья. НАС ВСЕХ.. Чтобы мы не умирали медленно и неизбежно без этой Любви…

      Значит, история пока не окончена. Она продолжается для всех нас и будет еще продолжаться…

    …» Когда мужчины перестанут бояться женщин, а женщины перестанут соперничать друг с другом – наш мир изменится к лучшему».

      Да будет так.

      Аминь.










 


   

    

    

      

     

    



Tags: мои стихи и сказки
Subscribe

  • "Do you love me?"

    Увидела в ЖЖ это видео и отослала в ФБ детям с надписью: "Семья будущего со своим Домашним Питомцем и Домработницей весело проводят время…

  • Как красиво наставить рога:)))

    Название постика содрала прямо с видео под катом, уж очень понравилось.:) До Нового, 2021 года - года Белого Металлического Быка осталось 46…

  • Неожиданно нафеячила себе цветочек.:)))

    Разросшийся куст комнатной китайской розы (или гибискуса по-другому) достался мне от прежних хозяев, у них он не цвёл ни разу, все семь лет, пока они…

promo k_larabell april 27, 2013 11:11 32
Buy for 30 tokens
Мои правила достаточно просты: 1. Ваши статьи не должны нести в себе призывы антиобщественного характера. 2. Исключается размещение статей, имеющих оскорбительный тон по отношению к хозяйке журнала и её друзьям и гостям. 3. Не допускается наличие в статье ненормативной лексики в открытом…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

  • "Do you love me?"

    Увидела в ЖЖ это видео и отослала в ФБ детям с надписью: "Семья будущего со своим Домашним Питомцем и Домработницей весело проводят время…

  • Как красиво наставить рога:)))

    Название постика содрала прямо с видео под катом, уж очень понравилось.:) До Нового, 2021 года - года Белого Металлического Быка осталось 46…

  • Неожиданно нафеячила себе цветочек.:)))

    Разросшийся куст комнатной китайской розы (или гибискуса по-другому) достался мне от прежних хозяев, у них он не цвёл ни разу, все семь лет, пока они…