k_larabell (k_larabell) wrote,
k_larabell
k_larabell

Просто помни меня...

    Не помню уже, в каком из блогов и у кого из френдов нашла это стихотворение. Оно мне очень нравится своей искренностью и жизнеутверждающим настроением.

    И примерно на эту же тему я захотела попробовать написать ещё один рассказ. Предупреждаю сразу - он получился несколько длинноват: мне нужно было как-то разрулить сюжет, который я  лихо закрутила, и  в то же время уместиться в объём рассказа.:))  Поэтому помещаю часть рассказа. остальное читать здесь - http://www.proza.ru/2012/09/24/1356
                * * *     

Рассвет приходит к тем, кто видел тьму
Во всём её убийственном величии....
Кто плакал от людского безразличия,
Но безразличным не был ни к кому.

Рассвет приходит к тем, кто был в пути,
Не зная ни усталости, ни лени.
Кто, обессилев, падал на колени,
Но поднимался. Продолжал идти.

И, зажимая волю в кулаки,
Вдруг находил ромашковое поле,
И, задыхаясь от щемящей боли,
Свои ладони прятал в лепестки.

К тем, кто, похоронив свои мечты,
И, помянув их, устремлялся дальше.
Кто смог среди предательства и фальши,
Не растерять душевной чистоты.

Нечаянно в небесной синеве,
Вдруг распахнутся солнечные двери.
Рассвет приходит к тем, кто верил в свет.
Абсурдно, до последнего... Но верил!
  
  ( Из Интернета)


                               * * *
   Предзакатное солнце  устало скользило по лакированному боку новенькой  Тойоты Королла, что  неслась по объездному шоссе в сторону выезда из города. Беглому взгляду со стороны блондинка, сидевшая за рулём, показалась бы вполне благополучной и безмятежной, но в душе её совсем не было покоя - глаза жгли невыплаканные слёзы, а сердце нестерпимо ныло от обиды и растерянности...  Вся её тщательно выстроенная, запланированная и расписанная по пунктикам жизнь, катилась сейчас к чёрту. И было непонятно, как теперь жить дальше, страх перед разверзшейся неизвестностью мешал ей сосредоточиться и придумать что-нибудь разумное. Самое ужасное, что теперь ей совершенно не на кого было рассчитывать, и всё нужно было решать только самой.


    Легко сказать «решать самой», но если тебя, женщину под сорок, совершенно  неожиданно, как гром среди ясного неба, бросает твой бойфренд - без пяти минут муж? И как раз в тот  момент, когда  на работе ты добилась стабильного положения настолько, что позволила себе взять в кредит автомобиль – не для роскоши, а исключительно для свободы передвижения в огромном городе с его вечными пробками на дорогах и зависимостью от городского транспорта. И именно тогда, когда ты, живя в его доме несколько лет, уже мысленно готовилась к вашей свадьбе, тактично выжидая, когда можно будет решиться, наконец, поговорить с ним об этом событии откровенно в один из интимных моментов...  А там, в недалёкой перспективе можно было бы позволить себе, наконец-то, родить ребёнка...


   ...Задумавшись, она не сразу услышала звук телефонной мелодии. Чтобы проверить, от кого звонок, ей пришлось притормозить у обочины.  Пока она торопливо искала в сумочке телефон, мимо пронеслась машина и внезапно с визгом остановилась в десятке метров впереди  её Тойоты.
    Из машины выскочил незнакомый мужчина, в несколько прыжков оказался рядом, рванул дверцу и приказал, как выстрелил:
   - Пересядь! Быстро!!!
   И, заметив её яростный недоумённый  взгляд, добавил:
   - Не вздумай орать! И пригнись, если хочешь жить...
   А дальше всё происходило, как в самом настоящем боевике – за ними гналась машина с тонированными стёклами, завязалась перестрелка. Она с ужасом вжалась в сиденье, мозг сверлила единственная мысль - она же ещё даже не выплатила кредит, а её бедняжку Тойоту уже так безжалостно гробили эти ублюдки.  То, что большей угрозе подвергалась   собственная жизнь, в тот момент, как ни странно, не волновало её. Мысль о собственной жизни не смогла бы проникнуть тогда в её сжатую тисками страха голову. Всё дальнейшее воспринималось ею как сон - она просто не могла поверить в реальность того, что случилось. 


   За неопределимо-тягучий временной промежуток всё происходило очень быстро.   И вместе с тем,  сохранялось впечатление полной остановки времени, поэтому несчастная не сразу смогла понять, что происходит, когда мужчина вдруг затормозил, вышел из машины, открыл дверцу и, наклонившись перед ней, проговорил, как ей показалось, открывая рот и произнося низкие вибрирующие звуки, словно при замедленной съёмке. Почти оглохшая от езды на предельной скорости,  звона разбитого стекла, визга тормозов, стрельбы и своего ужаса,  она, скорее, прочла по его губам, чем услышала:
   - Вввыыы – хххооо – дддиии…
  Ноги её были слишком слабыми, колени мелко дрожали, и он в нетерпении схватил её за руку и силой выдернул из машины.  Быстро потащил за собой куда-то.  Оказалось, что уже почти стемнело, и в сумерках навстречу им надвигались стены какого-то здания. Это оказался высокий забор. Они прошли во двор. Всё ещё крепко держа её за руку, он отпер дверь дома, втолкнул её внутрь и, сказав на прощание: «Располагайся пока тут, я приеду позже и разберусь, что мне с тобой делать.  Но только не дури – здесь видеонаблюдение. Если что,  я тебя потом и из-под земли достану...», исчез так же внезапно, как и появился. Вместе с её разбитой Тойотой.  И телефон так и остался в сумочке на переднем сидении машины...


    Осознание ужаса безвыходности  положения и абсолютной беспомощности окончательно лишило её сил,  и она медленно опустилась прямо на пол в тускло освещённой прихожей чужого дома...
    Где она сейчас находится? Что с ней теперь будет? Ну почему, почему именно на её бедную голову выпало в последнее время столько испытаний? За что?!. 


    Усталый мозг отказывался отвечать на вопросы,  и всё её недавнее прошлое  само  всплыло в памяти, как кадры фильма из жизни какой-то другой, теперь уже совершенно чужой ей женщины. И в этом "кино" главная героиня была  вначале вполне  успешной, ещё вполне молодой особой тридцати семи лет отроду, поднявшейся на вполне достойную высоту по служебной лестнице. Правда, у неё пока не было ни своего жилья, ни родственников или близких друзей в этом огромном городе, но был мужчина, которого она считала своей надеждой и опорой до скончания века.  Хорошая зарплата, позволяющая многие приятные вещи, которыми любят баловать себя женщины её круга. Личная машина появилась, в конце концов. И были радужные перспективы, и планы на будущее, и казалось, ничто не сулило беды... Да и что могло произойти, если в жизни всё идёт по плану и почти по одному и тому же маршруту: дом – работа, работа – дом?  Времени ни на что другое практически не оставалось, как у большинства семейных пар, самостоятельно пытающихся достойно устроить свою жизнь. 


    И вдруг в одночасье всё рухнуло.  И началось с того, что вдруг утром перед работой любимый заявил ей, что нашёл другую женщину, и что влюблён в неё с некоторых пор настолько, что решил жениться.  Жениться на другой?!. Но – как же это могло случиться? Когда? Почему же она не заметила, пропустила такое? Да, наивно полагала, дурочка, что он задерживается на работе по вечерам. Да, иногда допоздна... Даже слишком. Сама же она, как примерная жена, всегда спешила с работы домой, чтобы успеть  побаловать его домашним теплом и уютом, вкусным ужином,  собой – ухоженной и ласковой... С пониманием относилась к тому, что он сильно уставал и не всегда готов был к сексу... И ей даже в голову не приходила мысль об измене, настолько она верила в него и была полностью увлечена своими делами - работой и свиванием милого семейного гнёздышка.  А он... Какой же негодяй! И после всего он лишь предлагал ей остаться друзьями и... денег на дальнейшее обустройство.  И то на первое время только... 


    Поражённая внезапным  подлым предательством и  угрозой потери  своей ясной и привычно-уютной жизни, планов на будущее, она в растрёпанных чувствах и праведном гневе, совершенно не задумываясь о последствиях, швырнула неловко сунутую им пачку денег  прямо в его наглую рожу.  Собрала наспех свои вещи, документы  и безделушки и, опаздывая безбожно, помчалась на работу. Но от сильного  стресса не смогла взять себя в руки и, хлопнув без объяснений,  на свой страх и риск, об стол ничего не понимающего  начальника двумя заявлениями сразу – на отпуск и об уходе – на его усмотрение, села в машину и помчалась, куда глаза глядят. Отвечать на беспрерывные звонки вдогонку  у неё не было ни сил, ни желания.

   Покружив по городу и потыкавшись под светофорами и в пробках, она решила выбраться за город, чтобы где-нибудь там, на безлюдном просторе, в чистом поле, под небом, в лесу – где угодно, только подальше от удушающей городской толчеи - привести свои разбушевавшиеся  чувства в порядок...  

   И тут вдруг ещё более неожиданный поворот событий!

    Да, правду говорят: «Пришла беда – отворяй ворота»... И вот чем закончился этот ужасный день – полным крахом всей её жизни... И что будет с ней, когда вернётся тип, похитивший её... и разбивший машину?..  А, впрочем, чёрт с ней, с Тойотой, ведь её жизнь сейчас в большой опасности... Ведь, может, теперь  её просто... убьют?.. 

    И страх овладел ею с новой силой.  Но теперь она испытывала неизвестное для себя чувство. Никогда ещё раньше ей не приходилось бывать во власти подобного – всё её существо охватило омерзительное, тяжелое, парализующее волю и все остальные чувства животное бессилие. Полная тупая беспомощность.  И это после стольких лет уверенности в своих силах, в том, что всё может быть доступным, стоит только поставить себе цель и приложить усилия. Она старалась всего добиваться сама, не рассчитывая особо на чью-то помощь.  И вот теперь она лицом к лицу со  смертельной опасностью,  а  помощи вообще ждать неоткуда...  Нет!!! Не может быть!  Она не хочет  умирать  слишком  рано и...  так глупо... ещё ничего толком не успев жизни... не родив ребёнка...
  
    Но что же делать? Да, конечно, надо что-то делать! Убежать. Спрятаться. Найти какой-то выход. Ведь не может же, не может  быть, чтобы не было никакого выхода.  Надо осторожно осмотреть помещение - ведь, может быть,  здесь есть телефон...  Позвонить... своему другу... бывшему... он должен помочь ей, как же иначе?..  Или на работу... В милицию, на худой конец...  

    Она поднялась и стала в полутьме осторожно двигаться по дому, чтобы невзначай не зашуметь – вдруг она здесь не одна?  Нужно было осмотреть место, в котором она оказалась.  Дом выглядел совершенно безлюдным.  Телефон ни в одном из помещений она так и не смогла обнаружить. Решила осмотреть двор – может, удастся найти выход?
    Снаружи было ещё темнее, и она чуть не свалилась в бассейн, который простирался на довольно большом пространстве двора.  Когда глаза немного привыкли к темноте, то она смогла разглядеть глухие металлические ворота в высоченном каменном заборе. Ворота были заперты. Лестницы не было. Какие-то хозяйственные постройки отсутствовали. Не было даже намёка на гараж.

   Надежда убежать стремительно становилась всё более призрачной.
   Еле сдерживая дрожь от нервного перевозбуждения, женщина вернулась в дом.  Ко всему прочему её охватило зверское чувство голода – сказывалось длительное стрессовое состояние и воспоминание о том, что с утра она успела только выпить чашечку кофе перед работой. Прошла на кухню, нащупала выключатель у двери.  Какая удача! Холодильник оказался забитым неимоверным количеством самой разнообразной еды. Судя по всему, хозяин не так давно  привез все продукты из супермаркета и загрузил холодильник,  не успев ни к чему притронуться. 

  Она наскоро вскрыла одну из банок, особо не вникая в её содержимое – некогда было и ужасно хотелось есть.  А ведь с минуты на минуту за ней могли приехать, надо быть готовой к любой неожиданности... И отставив полупустую банку с фруктовыми  консервами, она сжала в руке большой кухонный нож, который использовала вместо открывалки.  Что ж! Если надо, то она будет сопротивляться до последнего вздоха!
    И, почувствовав себя после еды и принятого решения защищаться немного получше, вконец уставшая, побрела в сторону спальни – совсем чуточку отдохнуть, держа своё боевое оружие наготове в ожидании дальнейших сюрпризов судьбы... 
   Но как только она дала немного расслабиться своему телу,  измученному за этот бесконечно долгий день, так сразу же долго сдерживаемые слёзы прорвались  безудержными рыданиями. От пережитого волнения, от жалости к себе, от полного одиночества и своей ненужности никому... даже тому, кто был ей очень дорог, кого она считала своим самым лучшим другом, близким человеком, родной душой... слёзы лились и лились рекой...
  Через полчаса, наревевшись горько, по-бабьи, она уже крепко спала, отодвинув от себя мокрую от слёз подушку и сжимая в кулаке нож. 

     Утро следующего дня, как ни в чём не бывало, началось тихой безмятежностью. Её разбудили первые солнечные лучи, скользящие у изголовья.  Большие, во всю стену, ничем не прикрытые окна впускали в спальню блики от бирюзовой голубизны бассейна,  и от этого комната напоминала большой аквариум.  По потолку и стенам спальни струилось таинственное мерцание светлых бликов отраженной  ряби на воде, и казалось, будто совершается  какой-то магический  ритуал – будто прятавшиеся в переливах цвета  невидимые феи воды манили совершить утреннее омовение при лучах восходящего светила.   
   «Слава Богу, ночь прошла спокойно»,- окончательно просыпаясь, подумала она. – «Забавно, со мной первый раз в жизни ночь в постели провёл здоровенный... кухонный нож.  Да, всё когда-то случается впервые...». События вчерашнего дня вновь вспыхнули ярким воспоминанием и заставили её стряхнуть с себя лирико-философское настроение и вскочить с чужой кровати. Так, надо было срочно смыть с себя остатки сна и макияжа, пока ещё есть такая возможность.  

   Она вышла во двор.  И тут в свете нового дня  перед ней вдруг предстала ожившая картинка из глянцевых гламурных журналов с интерьерами домов её грёз.  Вдруг неожиданно даже для себя самой,  с неизвестно откуда взявшейся почти детской бесшабашностью,  она решительно сбросила с себя одежду и нагишом нырнула в прохладу бассейна, ни на минуту не давая себе опомниться.  
    Потом сварила кофе – благо запасов его у хозяина было предостаточно. Ну вот, теперь она была готова встретить врага – лицом к лицу. Не выпуская нож из руки, привыкая  к его тяжёлой гладкой рукоятке, она стала обходить и осматривать дом ещё  более тщательно, чем накануне ночью.

   Проходя мимо огромного зеркала, увидела своё отражение во весь рост. Узкая юбка вчера порвалась по шву,  и теперь разрез намного выше открывает стройные ноги, зато и при ходьбе стало удобнее.  Пуговицы блузки едва сдерживают рвущуюся наружу грудь без лифчика «push-up», ведь единственную пару белья с себя пришлось освежить - многолетняя привычка носить только чистое была превыше всего, несмотря ни на что. Светлые пушистые  волосы, на концах немного мокрые от купания, свободными локонами спадают на плечи, а в глазах появилась былая уверенность. Почти. Амазонка, готовая сражаться с врагом за свою жизнь и честь. 
   И ещё одно неизведанное чувство она заметила в себе - чувство безопасности, даваемое оружием. Исчез вчерашний липкий страх. Теперь она уже не беспомощное животное, ждущее своего палача и не умеющее постоять за себя. У неё появился выбор - защищаться с оружием в руках, а не оставаться просто жалкой жертвой…

   …К концу второго дня она устала от неизвестности и своего напряжённого ожидания. Большая часть дня была ею потрачена  на то, чтобы тщательно обыскав весь дом,  установить невероятный и грустный факт, что неожиданная тюрьма,  где она оказалась запертой, абсолютно  лишена каких-либо средств сообщения с внешним миром:  ни телефона, ни телевизора, ни компьютера  - ничего,  чем она так привыкла пользоваться.  Даже часов не было. День тянулся так медленно, что к вечеру ей стало казаться, что она уже целую вечность провела в этом пугающем её чёртовом доме.   
    Да и не дом это вовсе, а так, бунгало богатенького мужика, хотя, видно, что сравнительно новый и  симпатично отделан под евро стиль. В нём  оказалась  всего-то  одна спальня да  ещё одна полупустая комната неизвестного назначения – то ли гостиная, то ли небольшой зал для медитаций;  кухня-столовая, небольшая совмещённая ванная и застеклённая веранда-солярий  с выходом к бассейну.  Мебели почти не было, в большом полупустом шкафу спальни  – несколько вещей из мужской одежды и несколько пар обуви.  На стенах не было ничего, только в спальне висела одна-единственная картина с изображением Сикстинской Мадонны – что за бред? Почему в спальне бандита именно Мадонна, а не Обнажённая Маха, например, или Даная какая-нибудь? Какой-то извращённый вкус у мужика…   Ни книг, ни хоть какого-нибудь музыкального устройства – что же это за берлога?  Не похоже, чтобы здесь кто-нибудь жил постоянно.  Может,  бандит этот  время от времени  привозил сюда  своих любовниц тайком от жены?  И для этого же  и был приготовлен запас еды в холодильнике, догадалась она. Пленница снова поужинала  наскоро без аппетита всё теми же консервами – не готовить же ей пищу,  зная, что в любой момент может вернуться хозяин дома?  И легла спать пораньше.  С ножом. 

   …К концу четвёртого дня она уже была уверена, что о ней просто забыли. Или они там все перестреляли друг друга и теперь её не скоро найдут здесь, где-то далеко за городом, в этом Богом забытом месте…  Вероятность такого исхода показалась совершенно очевидной и  вызвала в ней сильнейший приступ отчаяния.  Ведь, скорее всего, о ней даже не сразу спохватятся и объявят в розыске!.. И она  может  так и остаться здесь на неизвестное  время. Думать о том, что ей придётся здесь пропасть в неизвестности, было невыносимо.  В приступе тоски и ярости  она принялась метаться  по дому, как пойманный и посаженный в клетку привыкший к свободе зверь, круша и разбивая всё, что попадалось ей на глаза и под руку. Если бы могла, то просто взорвала бы ко всем чертям  ненавистную тюрьму! Потом принялась кричать, стучать в ворота, звать на помощь… Но тишина вокруг была  почти осязаемо плотной – никаких признаков человеческой жизни рядом, как в диком лесу или на необитаемом острове.  Ночь молча поглощала все её крики,  и мерещилось, что она и сама оказалась в  черном чреве тишины. Только высоко в небе  мерцали звёзды и словно посылали ей неведомые знаки, но она не понимала их, теряя разум и способность  воспринимать окружающее…

                                         Окончание следует...
  
Tags: пишу себе
Subscribe

promo k_larabell april 27, 2013 11:11 32
Buy for 30 tokens
Мои правила достаточно просты: 1. Ваши статьи не должны нести в себе призывы антиобщественного характера. 2. Исключается размещение статей, имеющих оскорбительный тон по отношению к хозяйке журнала и её друзьям и гостям. 3. Не допускается наличие в статье ненормативной лексики в открытом…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments