k_larabell (k_larabell) wrote,
k_larabell
k_larabell

Магия не сказанных слов (заключительная часть)

  Я дописала свою "Магию"...  Вот все понимаю - что очень сыро-мято, что много штампов и натяжек всяких. Что мне далеко еще до мастерства (если я вообще когда-нибудь его достигну!) Но я закончила и этот свой этюд!.. Я очень старалась, вы мне верите? :)  Получилось женское мимишное, конечно, но я вот в обиде на свою Музу, которая так вот предательски взяла и сбежала от меня без предупреждения, забыв даже оставить записку, когда появится снова...:)))
  Кому очень сильно не понравится, попробуйте его переписать лучше...:)))

  Читайте и не очень больно кидайтесь в меня помидорами тапками...:))

Начало - http://k-larabell.livejournal.com/145325.html
Продолжение - http://k-larabell.livejournal.com/145584.html
 
                                                     

                                            Магия не сказанных слов (заключение)


      Вдруг он поднялся из-за своего столика и, немного прихрамывая и держа одну руку в кармане брюк, будто там был пистолет, в несколько шагов пересек небольшой зал пиццерии и подошел к Кате, сидевшей у кассы. Катя испуганно замерла и побледнела... Оправдывались ее угрюмые догадки, которые крутились в голове с момента появления этого Квазимодо в "Пиццерии да Микеле". Она была уже просто уверена, что этот незнакомец с бандитской внешностью имел явно недобрые намерения. И с упавшим сердцем подумав, что завтра ей предстоит выплата зарплаты персоналу, заранее попрощалась с суммой денег, которые они сегодня заработали, стоя бОльшую часть дня у плиты на жаре или бегая, почти не присев, обслуживая клиентов...

   - Вам нужен охранник. У вас ведь нет охранника, правда? - сказал "бандит" и посмотрел прямо в Катины глаза. И от этого взгляда глубоких темных глаз на его страшном лице у Кати гулко застучало сердце, а на ее лице была написана такая растерянность, что он добавил:

   - Вам не нужно меня бояться, - и протянул свой паспорт.- Олег. Мое имя - Олег... Возьмёте меня на работу?

    Не понимая от испуга смысла его слов, Катя, как под гипнозом, взяла его паспорт, открыла и, не вникая в увиденное, застыла в недоумении, постигая умом смысл сказанных им слов...   В ее душе боролись противоречивые чувства: с одной стороны, им, конечно же, нужен был хороший охранник - уже несколько раз со времени открытия пиццерии возникали довольно неприятные ситуации с не в меру подвыпившими и чересчур хамоватыми посетителями, которые видели, что обслуживающий персонал - женщины и с ними только один мужичок пенсионного возраста.  Но... слишком уж напрягало и пугало изуродованное лицо Олега. А он молчал и ждал ее ответа, слегка повернув голову в сторону. Четкий и правильный профиль целой половины его загорелого лица немного успокоил Катю и она, еще какое-то время поколебавшись, сказала ему:

   - Хорошо. Нам действительно нужен охранник. - И почувствовала вдруг угрызения совести, что поддавшись своему страху, она как-то сразу позволила себе подумать плохо о совершенно незнакомом человеке. - Когда вам удобно приступить?

   - Если хотите, будем считать, что уже.

   Так в их маленьком коллективе появился еще один работник. 

   ...Есть люди, которые словно нарочно рождены, чтобы хранить какую-то только одним им ведомую тайну. Они похожи на тени, живущие своей собственной неявной и не бросающейся в глаза окружающих жизнью - не общительны, не выпячивают, как большинство других, свое альтер-эго и живут преимущественно только в своем, теневом мире, будто в параллельной реальности.

   Таким человеком был Олег. Он был молчалив сверх всякой меры - за целый день едва ли можно было услышать от него более двух десятков слов. Вначале все, кто сталкивался с ним, относились к нему с нескрываемым недоверием и антипатией, но его спокойное, ровное и отстраненное присутствие где-то рядом, но будто вне общего пространства, вскоре примиряли людей с его внешним уродством. К нему привыкали и переставали обращать на него особое внимание, принимая таким, какой есть. 

   Привыкла и Катя. Олег оказался ценным и практически незаменимым работником - был тих и незаметен, неизменно-корректен и пунктуален и всегда, словно по волшебству, оказывался рядом именно там, где кто-то из коллектива больше всего нуждался в помощи. Помогал Кате занести на кухню тяжелые сумки с продуктами с рынка, Михаилу поднести до подсобки ящики с пивом, тете Зое поставить на плиту тяжелую кастрюлю, защищал девчонок-официанток от невежливых клиентов...

   Как-то незаметно он стал пользоваться большим уважением у всех, кому приходилось иметь с ним дело. Но по-прежнему никто ничего не знал о подробностях его жизни - кто, где и когда в буквальном смысле так приложил руки к его судьбе? Какой злодей нанес на его лице ту страшную рану, которая вечной отметиной осталась на его некогда красивом и мужественном лице?

   Но Олег сам не хотел об этом вспоминать. Хотя и забыть не мог - и лицо, и покалеченное тело (неправильно сросшаяся после перелома нога и вывих плечевого сустава) напоминали ему о прошлом... Поэтому он давно перестал смотреть на себя в зеркало - даже брился вслепую, наощупь. Отросшая борода не смогла бы скрыть его глубокого шрама - щетина просто не росла в этом месте и борода только сильнее подчеркивала шрам на лице.

   Умение оставаться в тени помогало ему в совершенстве отточить наблюдательность. А это, в свою очередь, очень помогало ему в работе - он всегда на шаг мог опередить любое происшествие, пресекая его почти в зародыше, внезапно появляясь в критический момент перед самыми наглыми посетителями, готовыми затеять скандал из-за любого пустяка в силу своего дурного воспитания. 

   "Прямо почти Кевин Костнер, сыгравший телохранителя", - с теплом в сердце отмечала Катя, проникаясь все большей симпатией к Олегу. Постепенно внешнее уродство отступало перед его душевными качествами в ее восприятии этого мужчины. Ей нравились его порядочность и ответственность, доброта и рыцарское отношение к женщинам. Что бы там ни случилось в его прежней жизни, это не сломило его, не ожесточило и не заставило опуститься, стать изгоем, выпавшим из человеческого общества. 

   Много раз Катя видела его на берегу моря тренирующимся после работы - наверное, чтобы восстановиться после былых травм. Похоже, он знал приемы боевых искусств и, может даже имел какой-то пояс по одному из видов борьбы... Катя, не оставившая и после разлуки с бывшим любимым занятия йогой и медитацией, оценила его мужскую сдержанность и неразговорчивость, точность в словах, которые он все же произносил иногда при необходимости, и даже отметила для себя по-женски его тренированное, крепкое, несмотря на травмы, тело.

   Олег тоже присматривался к Кате. По должности и просто по привычке. Он давно исключил женщин из своей жизни. Да и они его тоже - ну кому нужен такой урод и калека, как он? 

   Когда-то, в прошлой жизни, у него было все: дом, семья - красавица-жена и сынишка, свой бизнес. Он был тогда молод, привлекателен и успешен. Но в один страшный миг изменилось все в его жизни. Кому-то из своих конкурентов он перешел дорогу в неположенном месте и за "наглость" был наказан - сработал спусковой крючок бандитской оперативности: сначала его наказали на деньги, подослав продажных аудиторов, а когда он отказался заплатить астрономическую сумму, решив подать в суд, устроили засаду и избив, выбросили за городом. Он навсегда запомнил морду того выродка-наркомана, который в драке при сопротивлении рассек Олегу финкой лицо, чудом оставив целым глаз... Найденный в лесу детишками, собиравшими грибы и позвавшими на помощь взрослых, он был доставлен в больницу с переломами ноги и вывихом плеча с разрывом связок, разбитой головой и изрезанным лицом...

   Провалявшись в больнице, где его лечили и штопали полтора месяца, он вернулся в никуда. Дом его отобрали в счет неуплаты долга , а жена с сыном вообще куда-то пропали... Он на время остановился у младшей сестренки с племянниками и осатанело метался всюду, пытаясь найти хотя бы след исчезнувшей семьи, а через полгода неожиданно получил по почте на адрес сестры юридический документ о разводе и небольшое письмо от жены, в котором она сообщала о том, что они с ребенком теперь живут в одной из европейских стран, что она готовится выйти замуж за одного из их бывших иностранных партнеров. Просила понять ее и простить за то, что не смогла его принять после всего, что с ним произошло. Обещала, что вырастит  сына в достойной среде и даст ему хорошее образование...

   Олег был в шоке, превосходящем болевой шок тела. Ему казалось, что его душа омертвела. И стал жаждать смерти физической - пил так, что сестренка попросила его уйти, несмотря на то, что любила его и очень сопереживала. Она боялась за своих детей, которых растила одна. Не хотела дурного примера перед их глазами... Помогло. Он опомнился и ушел просто бродить по свету, нигде надолго не задерживаясь, берясь за любую работу, чтобы просто иметь кусок хлеба и крышу над головой. 

   Жизнь вдруг словно вывернулась наизнанку и показала все свое неприглядное нутро... Он узнал нужду и голод, подлость и предательство любимой и "друзей", щедрость нищих и скупость богачей. Научился выживать в любых условиях. Узнал, что мир не без добрых людей и всегда можно найти сочувствие и понимание, если сам относишься к людям с сочувствием и пониманием...

   И в конце-концов, жизнь привела его в это райское местечко на теплом берегу ласкового моря, где почти нет зимы и круглый год светит веселое лохматое солнце... В мир романтиков и добрых бродяг, пароходных гудков, весело хохочущих чаек и шелеста прибоя... Ему все нравилось тут. И он давно примирился со своей судьбой-злодейкой и научился с пониманием принимать ее каверзные сюрпризы. Нашел себя среди людей, поняв для себя, в конце-концов, простую истину, что жизнь дана всем, чтобы просто жить, наслаждаясь самой жизнью, как живут птицы, деревья, трава, облака в небе...

   Олег видел, что несмотря на внешнюю отзывчивость и доброжелательность, Катя гордо несла в душе флаг своего одиночества.

   Она вставала каждое утро в пять часов и, поставив тесто для первой партии пиццы, выходила к морю. До наступления короткой  южной зимы Олег ночевал неподалеку от "Пиццерии да Микеле" в старом вагончике, в котором хранился сложенный в зиму пляжный инвентарь. Вагончик он за символическую цену снимал у хозяина пансионата, которому принадлежала и часть пляжа в этом месте. И Олег часто наблюдал за женщиной, приходившей на тот же самый пляж. 

  
  Не догадываясь, что в старом вагончике на берегу появился жилец, она раздевалась и нагишом плавала в море на рассвете. Олег не выходил на берег, не желая испугать или смутить ее, он просто выжидал в своем укрытии, чтобы увидеть, как она будет выходить из моря и по ее загорелой коже будут стекать струйки воды, а она, вскинув к голове руки, будет, слегка наклонив голову, отжимать мокрые волосы... И как будут торчать, ставшие острыми соски ее грудей... И на ум будут приходить строчки хокку, которые собирает в интернете и читает потом их всем желающим оценить, добряк Миша, работающий у них в пиццерии:

  
Ласки твоей 
Ощутить лишь мгновенье - 
В нём раствориться...

Тебя ласкаю... 
Волосы глажу, губами 
Чуть прикасаясь...

Поцелуя миг... 
Слияние миров. Взмах 
Крыльев бабочки... 

   Катя сидела в позе лотоса на берегу лицом к рассвету... По небу плыли диковинные птицы облаков с розовым опереньем, а  из чаши моря торжественно выплывало солнце нового дня. И под нежный хрустальный перезвон "музыки дождя", которым играл беспечный ветерок морского бриза над окном ее комнатки, совершалась магия не сказанных слов о любви...     
     
    
   
     


Tags: пишу себе
Subscribe

  • «Mea culpa» - моя вина...

    Неведомыми тайными тропами, по случайным переходам по ссылкам, любопытство вывело меня нечаянно к стихам Лидии Корниловой - таким на первый взгляд…

  • По улице моей который год...

    Как удивительно с каждым разом в этом гениальном стихотворении находить всё новые и новые тайные смыслы... Как будто обживаешься потихоньку в…

  • А может просто встать с другой ноги?..

    А может просто встать с другой ноги, И вместо кофе взять и выпить соку... И повернуть свои привычные шаги В ту сторону, где будет больше…

promo k_larabell april 27, 2013 11:11 32
Buy for 30 tokens
Мои правила достаточно просты: 1. Ваши статьи не должны нести в себе призывы антиобщественного характера. 2. Исключается размещение статей, имеющих оскорбительный тон по отношению к хозяйке журнала и её друзьям и гостям. 3. Не допускается наличие в статье ненормативной лексики в открытом…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments

  • «Mea culpa» - моя вина...

    Неведомыми тайными тропами, по случайным переходам по ссылкам, любопытство вывело меня нечаянно к стихам Лидии Корниловой - таким на первый взгляд…

  • По улице моей который год...

    Как удивительно с каждым разом в этом гениальном стихотворении находить всё новые и новые тайные смыслы... Как будто обживаешься потихоньку в…

  • А может просто встать с другой ноги?..

    А может просто встать с другой ноги, И вместо кофе взять и выпить соку... И повернуть свои привычные шаги В ту сторону, где будет больше…